Нужны деньги? Оформь максимум заявок - увеличь шансы получения до 100%

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 31 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.123% в день

  • Сумма: до 1 500 000 тг
  • Срок: от 3 до 24 мес.
  • Возраст: от 21 до 68 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: 23 – 58 лет
  • Куда:

50%

Ставка: 2% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: 18 – 65 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 300 000 тг
  • Срок: 3 – 30 дней
  • Возраст: от 21 лет
  • Куда:

Ставка: 0,27 % в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: от 18 до 55 лет
  • Куда:

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 21 до 63
  • Куда:

Ставка: 0.19% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 1% в день

  • Сумма: до 250 000 тг
  • Срок: 5-30 дней
  • Возраст: от 18 до 75 лет
  • Куда:

Ставка: 0.25% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 7 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.19% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 21 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 31 дней
  • Возраст: от 21 года
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 250 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Беспроцентный займ бухгалтерский баланс

Беспроцентный заем и налоговые последствия для заемщика

* Примечание: Из Указа Президента РФ от 11.03.2003 № 306: ". до окончания всех мероприятий по упразднению ФСНП и передачи их функций органам внутренних дел руководители и должностные лица упраздняемых федеральных и территориальных органов налоговой милиции продолжают производить возложенные на их функции."

Одной из более всераспространенных стала неувязка, связанная с получением налогоплательщиками беспроцентных займов. Отдельными работниками налоговых органов нередко излагается мировоззрение, согласно которому у налогоплательщика, получившего беспроцентный заем, появляется внереализационный доход в виде безвозмездно потребленной услуги или безвозмездно приобретенного имущественного права. В обоснование этой точки зрения ее сторонники ссылаются на пункт 8 статьи 250 НК РФ, предусматривающий включение в состав внереализационных доходов безвозмездно приобретенного имущества (работ, услуг) либо имущественных прав. Стоимостная оценка экономической выгоды согласно данной точке зрения должна выполняться исходя из ставки рефинансирования Центрального банка РФ.

Следует увидеть, что эта позиция часто излагается работниками налоговых органов и воспринимается налогоплательщиками как официальное мировоззрение МНС Рф. Тяжело судить, чем это вызвано, но никаких документальных подтверждений тому, что подобные резоны исходят из МНС Рф, пока не приведено. Во всяком случае, Методические советы по применению главы 25 "Налог на прибыль организаций" части 2-ой Налогового кодекса Русской Федерации (утверждены приказом МНС Рф от 20.12.2002 № БГ-3-02/729) не содержат ни прямых, ни даже косвенных предпосылок к включению в состав внереализационных доходов некоторой выгоды от экономии заемщика на процентах. Пункт 4 раздела 4 обозначенных Методических советов, касающийся внедрения пт 8 статьи 250 НК РФ, является полностью приятным тому доказательством.

Налоговые органы, обычно, настаивали именно на такой оценке действий арендатора. Следует, однако, отметить, что безусловной поддержки в судебной практике их позиция не нашла."Как надо из пункта 1 статьи 11 НК РФ, институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе Российской Федерации, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом. Принимая это во внимание, разглядим обозначенную делему исходя из убеждений действующего законодательства Русской Федерации.

Заем — имущественное право или услуга?

Пункт 8 статьи 250 НК РФ вправду предугадывает необходимость включения в состав внереализационных доходов не только лишь безвозмездно приобретенного имущества, да и безвозмездно приобретенных работ, услуг либо имущественных прав. Конкретно в этом заключается принципное отличие пт 8 статьи 250 НК РФ от действовавшего до 1 января 2002 года пт 6 статьи 2 Закона РФ "О налоге на прибыль компаний и организаций". Не будем акцентировать внимание на юридическом и грамматическом несовершенстве термина "получение работ (услуг)", а попытаемся найти, какое отношение к нему может иметь беспроцентный контракт займа. Броско, что у приверженцев упомянутой выше точки зрения о наличии у такового контракта налоговых последствий нет единства в оценке того, что конкретно получил заемщик от займодавца — услугу либо имущественное право. Часть из их озвучивает идея о том, что заем представляет собой финансовую услугу. Другая настаивает на том, что по договору займа заемщику предоставляется имущественное право, а конкретно — право использования валютными средствами. Отметим, что оба обозначенных варианта квалификации контракта займа, на наш взор, не имеют под собой сколько-либо сурового правового обоснования.

Правовая природа контракта займа раскрыта в статье 807 Штатского кодекса РФ (ГК РФ), согласно которой по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) средства либо другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется вернуть займодавцу такую же сумму средств (сумму займа) либо равное количество других приобретенных им вещей такого же рода и свойства. Появление у заемщика права принадлежности на предмет займа представляется очень принципиальным, так как опровергает очень распространенное заблуждение о том, что заемщику типо передается имущественное право (право использования валютными средствами либо другими вещами). С таким же фуррором можно утверждать, что клиент вещи приобретает право использования ею, в связи с чем контракт купли-продажи тоже следует рассматривать как передачу покупателю имущественного права.

Сторонники отождествления действий займодавца с оказанием им заемщику денежной услуги в качестве основного аргумента приводят ссылку на пункт 5 статьи 38 НК РФ. Согласно данной норме под услугой понимается деятельность, результаты которой не имеют вещественного выражения, реализуются и потребляются в процессе воплощения этой деятельности. Акцентируя внимание на отсутствии у заемной операции вещественного выражения, выразители обозначенной позиции не уточняют, какую конкретно деятельность производит в рамках контракта займа займодавец. Меж тем, это является не просто только принципиальным, а на самом деле определяющим для решения вопроса о том, является ли выдача займа оказанием услуги либо нет. В силу пт 1 статьи 807 ГК РФ обязанность займодавца заключается в передаче заемщику в собственность средств. При всем этом согласно пт 1 статьи 223 ГК РФ право принадлежности у приобретателя вещи (в этом случае средств) с момента ее передачи. Положения же пт 5 статьи 38 НК РФ, как отмечено выше, связывают понятие услуги с процессом воплощения деятельности. Думается, что передача вещи, представляя собой единовременное действие, не может осуществляться "в процессе", что, на наш взор, лишает отождествление действий займодавца с оказанием им услуги мельчайших правовых оснований.

Необходимо подчеркнуть, что в главе 25 НК РФ выслеживается тенденция к разделению понятий "заем" и "услуга". Так, согласно подпункту 16 пт 1 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам отнесены расходы на оплату услуг банков. Статья же 269 НК РФ определяет порядок учета в составе расходов процентов по приобретенным заемным средствам, включая долговые обязательства перед банками. Данное событие очевидно свидетельствует не в пользу приверженцев отождествления займа с услугой.

Отождествление займа с услугой кое-чем напоминает давнюю дискуссию о том, допустимо ли рассматривать для целей налогообложения в качестве оказания услуг сдачу имущества в аренду. До отмены налога на пользователей автомобильных дорог данный вопрос обсуждался достаточно оживленно.Таким макаром, можно утверждать, что налогоплательщикам напрашивается миф о типо имеющейся официальной позиции МНС Рф. Оставив в стороне догадки о том, кто и для чего занимается его распространением, признаем, все же, что для значимого числа налогоплательщиков вопрос налоговых последствий безвозмездного займа представляет суровый энтузиазм.

Дело № __

Теперь попытаемся проанализировать ситуацию, исходя из отождествления беспроцентного займа с безвозмездно полученной услугой (приносим читателям извинения за столь неуклюжую формулировку, заимствованную у законодателя). Итак, допустим, что подобное отождествление имеет под собой почву, и заказчик безвозмездной услуги, руководствуясь пунктом 8 статьи 250 НК РФ, должен включить ее денежный эквивалент в состав внереализационных доходов. Казалось бы, что в данном случае положения статьи 40 НК РФ вполне позволяют произвести исчисление суммы дохода. Однако анализ данной статьи заставляет сделать прямо противоположный вывод.

Согласно статье 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Очевидна различная правовая природа и цели договора возмездного оказания услуг и договора на сдачу имущества в аренду.

При возмездном оказании услуг организацией, оказывающей услуги, должны быть совершены обусловленные договором действия (деятельность), и именно за выполнение этих действий (деятельности) производится оплата.

При сдаче имущества в аренду арендодатель передает имущество во временное пользование, но получаемая им плата — это плата за пользование этим имуществом арендатором в течение определенного в договоре периода времени, а не за передачу имущества, другими словами совершение арендодателем действий (деятельности) по передаче имущества.

Таким макаром, при отсутствии в законе о конкретном налоге либо в части второй Налогового кодекса Российской Федерации нормы, предусматривающей отнесение сдачи имущества в аренду к услугам либо включение в налогооблагаемую базу сумм арендной платы (дохода от аренды имущества), у налоговой инспекции отсутствуют правовые основания для признания передачи имущества в аренду услугой, а сумм арендной платы — выручкой от реализации услуг".

Еще одна аналогия возникает при рассмотрении положений главы 23 НК РФ "Налог на доходы физических лиц", где законодатель рассматривает в качестве объекта налогообложения доходы, полученные как в виде услуг, так и в виде материальной выгоды. При всем этом услуги, оказанные в интересах налогоплательщика на безвозмездной основе, подпунктом 3 пункта 2 статьи 211 НК РФ отнесены к доходам в натуральной форме. Казалось бы, с учетом отождествления займа с услугой, беспроцентный заем следует относить к оказанию именно таких услуг, а налоговую базу определять в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 НК РФ, с применением налоговой ставки 13 процентов. Однако законодатель, как известно, предусмотрел принципиально иной подход к определению налоговой базы у лиц, получивших беспроцентный заем. С этой целью в статью 212 НК РФ было введено понятие материальной выгоды — отдельной составляющей налоговой базы, облагаемой налогом по ставке 35 процентов. Навряд ли стоило бы так усложнять механизм определения налоговой базы при наличии правовых оснований для отождествления займа с услугой.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что ни гражданское законодательство, ни законодательство о налогах и сборах не позволяют рассматривать передачу денег по договору займа как оказание услуг либо как предоставление имущественного права.

Образует ли доход получение налогоплательщиком беспроцентного займа?

Утверждения об образовании внереализационного дохода у налогоплательщика, получившего беспроцентный заем, помимо рассуждений о безвозмездном получении им имущественного права либо услуги, нередко аргументируются ссылками на статью 41 НК РФ. При всем этом акцент делается на возникновении у заемщика экономической выгоды, которая согласно данной статье определяет термин "доход". Однако при всем этом не всегда учитывается, что механизм оценки экономической выгоды заемщика фактически отсутствует. Попробуем обосновать это утверждение.

В соответствии с абзацем вторым пункта 8 статьи 250 НК РФ при получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений статьи 40 кодекса. Заметим сразу, что в данном абзаце не упоминаются безвозмездно полученные имущественные права, хотя согласно первому абзацу этого же пункта они подлежат включению в состав внереализационных доходов. Причиной такой метаморфозы будет то обстоятельство, что статья 40 НК РФ посвящена принципам оценки товаров, работ и услуг, но ни при каких обстоятельствах не имущественных прав. В связи с этим волю законодателя можно представить так: "Я хочу, чтобы безвозмездно полученные имущественные права включались во внереализационные доходы, но не знаю, как они должны оцениваться для целей налогообложения". Возьмемся утверждать, что отыскание стоимостной оценки безвозмездно полученных имущественных прав будет являться непреодолимым препятствием для тех работников налоговых органов, которые вознамерятся доказать в подобной ситуации наличие налоговых последствий. Поэтому попытки отождествлять беспроцентные займы с получением имущественных прав не только лишь лишены правовых оснований, да и (даже с учетом допущения правомерности) абсолютно бесперспективны с фискальной точки зрения.

Согласно статье 779 "Договор возмездного оказания услуг" главы 39 "Возмездное оказание услуг" Гражданского кодекса Российской Федерации под услугой понимается совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. К таким действиям (деятельности) отнесены услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию и иные.Услугой для целей налогообложения также признается деятельность (пункт 5 статьи 38 НК РФ). Сдача имущества в аренду в Гражданском кодексе Российской Федерации рассматривается как совершенно иной самостоятельный вид обязательств, вместе с куплей-продажей, меной, дарением, рентой, подрядом и др.

Законодательство рассматривает заем как отличный от кредита вид договора. Займодавцами по договорам займа могут выступать любые физические и юридические лица, а не только лишь банки и иные кредитные организации (исключение составляет коммерческий кредит, не имеющий отношения к рассматриваемой ситуации). Согласно практике делового оборота займы почти всегда носят безвозмездный характер. В связи с этим использование в качестве рыночных аналогов цен, применяемых по кредитным договорам, является совершенно неправомерным.Согласно пункту 4 статьи 40 НК РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях. Таким макаром, для правильного применения данной нормы необходим анализ цен на рынке идентичных либо однородных товаров (работ, услуг). Рискнем утверждать, что как таковой рынок заемных операций не только лишь не существует, да и не может существовать по определению. Все же, попытки применить в подобных случаях в качестве аналога ставку рефинансирования ЦБ РФ встречаются достаточно часто.

Еще одна проблема в применении статьи 40 НК РФ заключается в просчетах сугубо законодательного характера. Идет речь о том, что, используя в кодексе термины "идентичный" и "однородный", законодатель раскрывает их значение только применительно к товарам (пункты 6 и 7 статьи 40 НК РФ). Понятия же "идентичная услуга" и "однородная услуга" на сегодня нормативно не определены.

Таким макаром, единственный способ определить размер дохода от того, что мы условно считаем безвозмездно полученной услугой — это применение затратного метода (абзац второй п. 10 ст. 40 НК РФ). Согласно данному методу рыночная цена услуги должна быть определена как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли. Думается, что процесс определения суммы затрат на выдачу займа и "обычной прибыли" не только лишь заведомо обречен на неудачу, да и фактически представляет собой пародию на институт налогообложения.

Заключение

Изложенное выше, на наш взгляд, не оставляет сомнений в том, что проблема налоговых последствий беспроцентных займов является надуманной. Не случайно в официальных документах МНС России до сего времени не приведено сколько-нибудь серьезных аргументов в пользу того, что заемщик обязан увеличивать свою налоговую базу на сумму неких мифических процентов. Полагаем, что именно это обстоятельство — молчание главного налогового органа страны — должно являться основным аргументом тех налогоплательщиков, которые столкнутся с подобными притязаниями должностных лиц налоговых органов. Как ни парадоксально, но аргументы правового характера в таких ситуациях, вероятнее всего, будут носить вторичный характер. Рискнем также предположить, что в тех спорах, которые все таки будут доведены до арбитражных судов, шансы на успех у налоговых органов будут минимальными.