Нужны деньги? Оформь максимум заявок - увеличь шансы получения до 100%

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 31 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.123% в день

  • Сумма: до 1 500 000 тг
  • Срок: от 3 до 24 мес.
  • Возраст: от 21 до 68 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: 23 – 58 лет
  • Куда:

50%

Ставка: 2% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: 18 – 65 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 300 000 тг
  • Срок: 3 – 30 дней
  • Возраст: от 21 лет
  • Куда:

Ставка: 0,27 % в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: от 18 до 55 лет
  • Куда:

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 21 до 63
  • Куда:

Ставка: 0.19% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 1% в день

  • Сумма: до 250 000 тг
  • Срок: 5-30 дней
  • Возраст: от 18 до 75 лет
  • Куда:

Ставка: 0.25% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 7 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 31 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

-50%

Ставка: 0.19% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0% в день

  • Сумма: до 150 000 тг
  • Срок: 7 – 21 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 200 000 тг
  • Срок: 5 – 31 дней
  • Возраст: от 21 года
  • Куда:

Ставка: 0.27% в день

  • Сумма: до 250 000 тг
  • Срок: 5 – 30 дней
  • Возраст: от 18 лет
  • Куда:

Какая область получила средства

Главы российских регионов требуют больше денег.По его мнению, регионы в России оказались развиты из-за наличия природных ресурсов или воли центрального правительства. «Сделать Татарстан промышленно развитым регионом не посоветовал в ночной тиши главе Татарстана дух Батыя, — говорит Кузнецов. — Это было решено в московских кабинетах. А насытить недра нефтью решили в «кабинетах» «повыше». Геология, история, modus operandi государственной политики — вот что правит экономикой страны, а вовсе не губернаторы. И хорошо бы им это понимать». Вероятнее всего, принципно поменять схему рассредотачивания средств в Рф не получится. Но ее можно сделать лучше.

Парад недовольных губернаторов

Первым выступил мэр Москвы Сергей Собянин. По мнению политолога, система помощи регионам «в высшей степени справедлива», но «механизмы этой помощи и поддержки можно продумывать разные, в том числе и поболее изысканные». По его мнению, доставшаяся России в наследство форма федерации входит в конфликт с реальностью сильного централизованного государства.

Потом, уже в самом конце 2016 года, топнул ногой Татарстан. Вышло громче, чем у Собянина. Выступая на заседании Госсовета, президент республики Рустам Минниханов произнес, что решение спонсировать бедные регионы страны за счет богатых «непродуманное» и в республике не одобряют выкачивание средств. «Мы осознаем, что необходимо поддерживать регионы-реципиенты, но не за счет ухудшения ситуации, которую мы имеем… Это самый легкий путь, который выбирают некие наши федеральные руководители. Наверное, президенту Рф докладывают, что это безболезненно. Как безболезненно? Это болезненно, мы должны свое мировоззрение высказать, это некорректно. Большие суммы теряют Москва, Ханты-Мансийск, Санкт-Петербург, мы», — произнес он.

После Нового года выступил управляющий еще 1-го удачного региона, Калужской области.«Деньги — базис. Политика — надстройка над деньгами, — напоминает Андрей Колядин, комментируя нынешнее выступление губернаторов. — Поэтому, когда денег много, или когда их нет совсем, на сцену выходит политика. Из-за этого регион больше берет в долг, объяснил губернатор.

На прошедшем на деньках Гайдаровском форуме губернаторы, уже не смущаясь, гласили, что межбюджетные дела должны быть другими. А председатель экономного комитета Госдумы Андрей Макаров и совсем предложил революционное изменение: дать регионам возможность создавать собственные налоговые системы. (В США, к примеру, штаты могут вводить собственные налоги).

Можно ли сказать, что региональные руководители, чей вес в политической системе год от года снижался, опять пробуют стать приметной силой? И получится ли у их достигнуть от Кремля конфигураций межбюджетной политики?

Как делят деньги в России

Экономный кодекс обрисовывает, какие налоги регионы оставляют в собственной казне, а какие посылают в федерацию. Зависимо от того, сколько средств регион посылает в федеральный центр, а сколько получает назад, субъекты делят на «богатые» и «бедные», «доноры» и «реципиенты».

Если мы остаемся в парадигме «отобрать и поделить», остается корректировать эти действия. Как отбирать и как делить? Тут и начинаются экспертные и политически предложения.

Вот какие регионы можно именовать «донорами» в 2017 году:

Уровень расчетной экономной обеспеченности

Ямало-Ненецкий а. о.

Ханты-Мансийский а. о.

Все регионы, чей индекс экономной обеспеченности меньше единицы, получают дотацию на ее выравнивание. Такая дотация — масштабный инструмент: в 2017 году на это выделено 614 миллиардов рублей. Да и другие методы поддержки, в том числе субсидии и субвенции, могут играть гигантскую роль. К примеру, бюджет Чеченской республики на 2017 год составил 59,3 миллиардов рублей, а собственные налоговые и неналоговые доходы всего 10,7 миллиардов. Чечня получит 24 миллиардов в виде дотации на выравнивание, а еще 24,6 миллиардов — при помощи других методов поддержки.

Напомним, что субсидии предполагают софинансирование: часть средств дает федерация, часть — сам регион и определенный муниципалитет. Субсидия выделяется с определенной целью. Это может быть как определенный проект (выстроить поликлинику), так и выравнивание обеспеченности в отдельных расходных обязанностях (на лекарства для льготников).

Субвенция — это средства, которые выделяются для финансирования возможностей, переданных с вышестоящего уровня вниз (к примеру, на выплату пособий по безработице).

Очередной метод поддержки регионов — экономные кредиты. На их в 2017 году выделено 200 миллиардов рублей. Это средства, которые необходимо возвратить, но для регионов они практически «бесплатные» — по ставке 0,1% годичных (коммерческие банки выделяют регионам кредиты под 12-14%).

В конце концов, экономный кодекс предугадывает «иные межбюджетные трансферты» — самый непрозрачный метод выделить средства регионам. К примеру, таким макаром в 2011 году Москва получила огромные средства на строительство метро.

При всем этом необходимо осознавать, что «бедные» дотационные регионы тоже посылают средства в федеральный центр — они точно так же делятся налогом на прибыль, посылают туда НДС, акцизы, НДПИ и т. п.

Всего на поддержку регионов в 2017 году выделяется 1,6 трлн рублей, заявил премьер-министр Дмитрий Медведев.

Проблемы «уравниловки»

Система «отобрать и поделить», против которой возражал Сергей Собянин, действует в Рф издавна. Изредка кто критикует ее базовый принцип. Как бы понятно, что в огромной стране с разными регионами должна существовать какая-то система перераспределения ресурсов между территориями. Вопрос чаще ставят о масштабах и принципах этого распределения.

По мнению некоторых экспертов, в России в принципе почти нет регионов, которые бы не смогли выжить, если б им перестали давать деньги из федерального центра, но в то же время позволили оставлять у себя все собранные налоги. Так, в эфире телеканала ОТР генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев недавно говорил: «В действительности нет ни одного региона, который зарабатывал бы существенно меньше, чем он тратит».

Идея дать регионам полную финансовую самостоятельность (сколько заработали — все ваше) трудно осуществима. Ведь помимо региональных есть и общенациональные нужды: армия и флот, правоохранительные органы, содержание границы, международные отношения, транспорт. Все это тоже надо оплачивать. Так что система «отобрать и поделить», вероятнее всего, неотделима от современной России.

Но в ней есть много проблем. Одна из них: чем больше уравниловки, тем меньше у регионов стимулов развиваться. Зачем региону стремиться зарабатывать деньги, если бедным все равно добавят, а у богатых все равно заберут? В результате некоторые губернаторы своей главной задачей видят не привлечение инвестиций и развитие бизнеса, который будет платить налоги, а получение денег из Москвы.

Правда, существуют гранты для успешных регионов. Но это всего 20 млрд рублей в год. Сравните с 614 миллиардами на «выравнивающие» дотации и 200 млрд на бюджетные кредиты.

Еще одна проблема: дотационное выравнивание все равно не означает, что регионы будут жить одинаково хорошо. Это просто значит, что в бюджет поступит столько-то денег. Как и на что они будут потрачены, принесет ли это реальное благо жителям региона — вопрос второй.

Как отбирать и как делить?

Разделение довольно условное, и не все специалисты считают его корректным. Посчитать, сколько средств каждый определенный регион выслал в Москву, а сколько возвратил, достаточно трудно. Один из обычных методов приблизительно поделить регионы на «богатые» и «бедные» — рассчитать их уровень экономной обеспеченности (методика описана в Экономном кодексе). Если он больше единицы, то регион считается «богатым» и не получает дотации на выравнивание экономной обеспеченности.

Вопрос первый: как «отбирать»? Можно поиграть с цифрами, меняя соотношение налогов, которые остаются в федеральном бюджете или идут в федерацию. Предложений тут много. Например, в октябре 2016 года губернатор Красноярского края Виктор Толоконский предлагал передавать регионам 2% НДС (взамен он готов был отдать часть налога на прибыль). Бывший губернатор Тульской области Владимир Груздев предлагал отдавать регионам все 20% налога на прибыль.

Можно по-другому работать с крупными налогоплательщиками. Как напоминает эконом-географ Наталья Зубаревич, в 2013 году в России начал действовать закон о налогообложении холдингов. Он позволяет крупному бизнесу складывать прибыли и убытки предприятий, расположенных в разных регионах. В результате те регионы, где находятся успешные производства, лишились существенной части налога на прибыль. Мера оказалась полезной для бизнеса, но болезненной для успешных субъектов РФ.

Вопрос второй — как «делить»? В перераспределении ресурсов между регионами должно быть больше прозрачности. Как считает Наталья Зубаревич, нужно увеличить долю дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, которая высчитывается по формуле и поэтому понятна. А долю дотаций на сбалансированность бюджетов (очень непрозрачную) нужно уменьшать, как и другие способы «ручного управления».

Кроме того, говорит Зубаревич, следовало бы уменьшить количество субсидий (не сумму средств, а именно количество). Сейчас разных субсидий больше сотни, все требуют многочисленных согласований с профильными ведомствами. Это удобно для ведомств, но неудобно для регионов. Лучше выделять 6-8 укрупненных субсидий («на образование», «на здравоохранение») и позволить регионам самим решать, на что тратить деньги в рамках той или иной сферы. Обратная сторона этого предложения — риск роста нецелевого расходования средств (проще говоря, больше разворуют).

Очередное важное предложение, о котором говорит Наталья Зубаревич, — необходима децентрализация не только лишь между центром и регионами, да и между регионами и муниципалитетами. Внутри регионов существует примерно такая же система перераспределения, как внутри федерации, напомнил Znak.com член бюджетного комитета Госдумы Лев Ковпак. Сначала, можно изменить распределение НДФЛ между регионом и муниципалитетом (в последние годы городам отдавали меньше НДФЛ).

«Бюджетная политика регионов стала бы более справедливой, если б регионам максимально передали бы полномочия и право распоряжаться налогами, — считает политолог Андрей Колядин. — Чтобы каждый руководитель понимал — как поработает, так и поест. Конечно, нельзя сравнивать Ямал и Курганскую область. Ну, значит, надо вводить коэффициенты: понижающие для регионов, где много природных ресурсов, и повышающие для тех, где ничего нет. У первых часть изымать. Вторые дотировать. Но если область развивается не за счет удачного географического положения — деньги оставлять в регионе».

Сейчас не лучшее время думать о реформе межбюджетных отношений: слишком напряженный бюджет, говорит член бюджетного комитета Госдумы Лев Ковпак. По его мнению, к этому вопросу лучше вернуться, когда финансовая ситуация улучшится.

Политический аспект

В выступлении регионов по поводу изменения межбюджетной политики интересно, что губернаторы выступают почти синхронно и на официальных площадках, исключающих намек на фронду: «Российская газета», Гайдаровский форум. Складывается впечатление, что дискуссия была санкционирована сверху.

Политолог Глеб Кузнецов отмечает, что этот разговор может стать одной из тем президентской кампании 2017-2018 года. «Узкое сообщество губернаторов «богатых» регионов пытается сделать тему бюджетного (ну и вообще) федерализма одной из тем избирательной кампании президента, — считает Кузнецов. — Издалека их аргументы как бы выглядят убедительными». Однако, как считает политолог, неравномерное развитие страны не позволяет принять все доводы региональных лидеров.

К чему это приведет?

Русские губернаторы в первый раз за много лет звучно и хором заявили о том, что в стране некорректно устроены экономные дела меж центром и регионами. Главы удачных субъектов — Москвы, Татарстана и Калужской области — считают, что центр конфискует у их очень много, а система не дает бедным территориям стимулов к развитию. Специалисты молвят, что регионы пользуются предвыборным годом, чтоб попробовать защитить свои интересы. В сентябре 2016 года, выступая на Столичном финансовом форуме, он предостерег Минфин от проведения уравнительной денежной политики. «И очень всегда приветствуется — "отобрать и поделить", но, как мы знаем из большой истории страны, "отобрать и поделить" ни к чему отличному не приводит», — заявил он тогда. Таким макаром Собянин отреагировал на решение Минфина забрать у регионов 1% налога на прибыль (с 2017 года заместо 18% они будут получать 17%, а центр заместо 2% — 3%). Для Москвы как для региона, где налог на прибыль играет важную роль в бюджете, решение Минфина было болезненным ударом. К примеру, в 2017 году налог на прибыль должен принести Москве третья часть всех налоговых доходов — 525 миллиардов рублей.

Губернатор Анатолий Артамонов в интервью «Российской газете» заявил: региону так нерентабельно быть донором, что он готов возвратиться в статус региона-реципиента. Виной тому «…политика межбюджетных отношений, которую проводит министерство денег в последние годы. Для регионов она носит дестимулирующий нрав. Выходит так: чем выше темпы развития экономики, а означает и роста экономных поступлений, тем ужаснее для региона». В первом случае — чтобы оставить себе побольше и устроить рай в отдельно взятом регионе. Во 2-м случае — чтобы выжить». По мнению эксперта, сейчас идет речь о втором сценарии.

В ситуации еще есть один политически аспект. Исходя из убеждений управления, федеральному центру может показаться, что иметь дело с дотационными регионами, которые сильно зависят от решений Москвы, проще. В свою очередь губернаторам бедных регионов легче выстраивать отношения с бизнесом на своей территории: в дотационном субъекте глава региона — бог и царь, который приносит на территорию федеральные деньги и раздает их через госконтракты. В богатом же регионе развитый бизнес наполняет казну своими платежами, это другая концепция отношений.

«Богатым» регионам хочется посоветовать не только лишь аргументированно заявлять о своей позиции, да и отказаться от неумеренных трат, даже если собственные доходы позволяют. Потратить 6 млрд на новогоднее оформление в Москве? Да после такого даже самые либеральные экономисты скажут, что надо отбирать и делить.